Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Как встретились Фобос и Седрик (автор - Windain)
 

- Что касается повстанцев, то не сомневайся, владыка: они скоро будут схвачены и разбиты, - вдохновенно лгал начальник городской стражи. Фобос знал, что с к о р о это не кончится, а начальник стражи знал, что Фобос это знает; но показаться самоуверенным дурнем лучше, чем заслужить упрек в нерадении по службе. Фобос задал еще несколько вопросов и наконец отпустил бледного, трясущегося от страха офицера.

Настроение у принца было не то чтобы скверное (в скверном настроении он бы его так легко не отпустил); но с самого утра Фобоса не оставляло чувство, что он что-то забыл, причем забыл безвозвратно, непоправимо. Это чувство еще усилилось, когда он поднялся утром - и вокруг не было н и к о г о. Никого, чтобы бояться
его и восхищаться им; никого, чтобы льстить ему или осторожно противоречить. Эта непривычная пустота, объяснившаяся так скоро художествами Фроста, вселила в сердце Фобоса безотчетный страх. И теперь он сидел на троне, безжалостно обрывая лепестки черной розы, которые тут же уносил летящий откуда-то сверху холодный
ветер. Вот тоже: великолепный замок, несметные сокровища, магическая власть - а от сквзоняков нигде не найти спасения. За тринадцать лет своего правления Фобос успел многое, но не смог изгнать отсюда этот ветер.

- Тебя что-то тревожит, мой господин?

Седрик. Фобос всегда замечал появление любого из своих слуг; и только Седрик иногда появлялся как бы из ниоткуда. Может быть, потому, что его не нужно было бояться.

- Знать бы мне самому, что именно, - ответил он хмуро.

При своих подданных он всегда делал вид, что все прекрасно, что силы его неистощимы. Даже сам минутами верил в свою непобедимость. Но при Седрике не было нужды притворяться: этот и так верил в своего принца.

- В саду расцветает жасмин, - ни к селу ни к городу сказал Седрик. - Там теперь лучше, чем здесь, под сводами.

Сказано было туманно, но верно: иногда резные своды дворцовых зал начинали давить его, как низкий потолок тюрьмы. Седрик не знал, но угадывал - так часто бывало. Фобос молча поднялся, отпустил караульных шептунов и медленно направился в сад.

Кусты жасмина были осыпаны сияющими звездочками цветов; они источали сладкий, душный аромат. Фобос любил этот запах, отбивающий у жизни привкус горечи; Седрик предпочитал свежий запах мокрой земли.

Они молча брели по аллее, любуясь великолепием цветов. Здесь ветра не было - так был устроен сад. Понемногу Фобосу стало легче.


Принц и лорд знали друг друга давно, почти пятнадцать лет. Не всякая дружба продержится столько. Впрочем, принц не задумывался о том, дружба ли это. Он, как всегда, думал только о себе; а Седрик, как всегда, был рядом, и это было удобно.

Они встретились в городе. недалеко от замка. Фобосу было лет пятнадцать; он тогда любил уходить куда-нибудь один и практиковаться в магии. В черной магии, естественно. В тот день - в холодный, сизый осенний день, когда даже птицы от
холода жались друг к другу, не смея взлететь, - жажда силы снова выгнала его из дома.

Он шел по мощеным улицам и пыльным переулкам (тогда он ходил быстро, не теряя времени зря); ветер свистел в голых ветвях деревьев, взметал пыль над землей. Фобос болезненно щурился, чтобы песок не попал в глаза; ветер трепал его волосы,
тогда еще едва доходившие до плеч, и просторный светлый плащ без знаков и украшений. Оружия он не носил, хотя на улицах города попадались довольно опасные типы: юный принц еще не научился бояться их.


Здесь все было ему чужим. Он никогда не чувствовал привязанности к скудной земле меридианских полей, к надежной каменной кладке домов, к туманному сиянию над крышами. Суета городских улиц тяготила его. Фобосу порой казалось, что он хочет
лишь одного: разбить неведомые оковы, державшие его в плену, и вырваться на свободу - куда-то вдаль, в совершенно иной и новый мир.

В своих раздумьях он не заметил, как оказался на пустыре в одном из бедняцких кварталов. На миг остановившись посреди пустыря (чутье подсказало), он увидел, что из сумрака на свет выходят люди. Но люди ли это были?

Иные из них казались обычными меридианцами, но лица их словно сносились от времени и пороков, как старая ткань, и во всех чертах отражалась жестокость. Но были среди бандитов и такие, кто не напоминал людей. Иные, словно черные тени, парили в воздухе в шаге от земли, сверкая на него холодным огнем из пустых глазниц; другие тянули к нему худые жилистые руки, вокруг которых вспыхивали и гасли багровые огоньки. Они подступали со всех сторон, и Фобос почувствовал, что в груди неприятно сжалось сердце.

- Что вам нужно? - резко спросил мальчишеский голос позади.

Юный принц обернулся. За кольцом вооруженных бандитов в полумраке стоял парнишка лет восьми, на две головы ниже него самого. Несмотря на то, что мальчишка был один, голос его прозвучал надменно и холодно.

- Седрик, тебе что за дело? - сипло спросил в ответ один из грабителей.

Незнакомый мальчишка прошел сквозь круг прямо к Фобосу (два мечника и призрак расступились перед ним, точно в страхе). Теперь, на свету, Фобос разглядел, что незнакомец был худым пареньком с отчаянными серыми глазами; одет он был бедно,
но на поясе у него болтались несколько клинков с дорогими рукоятками, а на груди висел деревянный знак - руна Урус, "Сила". Светлые волосы чужака реяли на ветру, а он, казалось, не замечал этого.

- Что мне за дело, а? - спросил он презрительно, в упор глядя на могучего грабителя с "высоты" своих едва ли полутора метров роста. - Да кто ж за вас думать будет, если не я? Это сам принц, курья твоя голова!

- И что же, что принц? - не унимался бандит, скаля зубы в подобии усмешки на бледно-зеленом лице. - Я хочу выпить как следует, а его браслет стоит неплохих денег! До каких пор мы будем подчиняться такому сопляку, как ты?

Фобос молча наблюдал за врагами. Теперь первый приступ страха прошел, и он мог постоять за себя... Хотя насчет призраков он не был уверен.

Седрик, как назвал мальчишку бандит, холодно усмехнулся и сказал:
- Идем отсюда, принц. Жаль, что тебе приходится слушать его болтовню. В семье не без урода, ты ведь знаешь...

Бандит выхватил меч - и замер, будто на нож, напоровшись на взгляд Седрика.
- Что же ты? - тихо, внятно произнес мальчик-маг, меряя его взглядом. - Ударь, раз такой храбрый!

Бандит струсил - или так показалось? он отступил на несколько шагов. Седрик молча выбросил руку ладонью вперед, и струя пламени ударила в его противника. В тот же миг остальные кинулись на двух мальчиков; но Седрик, столкнув лбами двоих
бандитов, ловко загородил ими принца, а сам принялся раздавать огнем удары направо и налево. Вскоре они вырвались из круга.

- А теперь моя очередь, - сказал Фобос с усмешкой. - Чего они заслужили?

Седрик посмотрел на обожженные тела противников. Остальные готовы были опять ринуться на них; из переулков уже стекались новые...
- Нечего было напрашиваться, - произнес он хмуро. - Кто не со мной, тот мне враг.

Фобос, чуть заметно кивнув, произнес заклятие... Вспыхнул яркий свет; когда он угас, их противники обратились в камень.

Седрик молча стоял рядом с принцем... Трудно сказать, что он чувствовал тогда. Фобоса чужие сердца не интересовали; но, быть может, волна этого холодного, беспощадного сияния смыла его прежнюю жизнь.
- Значит ли это, что я буду жить?
Этот первый вопрос Седрика принц запомнил. Как верно сказано! Запомнил и свой ответ:
- Сейчас - да. Проводи меня до площади.

Седрик молча зашагал рядом с ним, чуть впереди. Юный принц невольно дивился тому, как такой маленький, худой парнишка мог обладать такой силой.
- Почему они так боялись тебя? - спросил он Седрика. - Магов, что ли, не видели?
- Я всегда дерусь до конца, - последовал ответ.

Некоторое время они шли молча. Потом Седрик, в свою очередь, спросил:
- Почему ты не убил нас всех сразу?
Действительно, пока мальчишка отвлекал их внимание, риска было меньше...
- Не захотел, - пожал плечами юноша в светлом плаще. - Почему ты решил, что я принц?
- Ничего я не решил. Просто - надо же как-то мотивировать свои действия. Я часто замечал тебя на улицах. Ты бродишь, как потерянный, или словно ищешь чего-то, - объяснил его потрепанный спутник. - Я заметил, что когда встречаю тебя, это приносит мне удачу. То в кости выиграю, то в поединке
кого-нибудь одолею...
- Не мал ты для поединков?
- Немногим меньше тебя, - возразил мальчишка. Возразил спокойно, с улыбкой, словно был твердо уверен в своих силах и в самоутверждении не нуждался. Даже, может быть, знал, что Фобос за такие слова во что угодно превратить может. Не боялся и этого.

Принц улыбнулся в ответ.
- С чего ты вздумал защищать меня? - спросил он Седрика.
- Я же говорю - ты приносишь мне удачу. А кто ты все-таки такой? Таких магов здесь не видели давным-давно.
Фобос пожал плечами:
- Я живу в Замке. Учусь на мага, - он помрачнел: было еще так рано, а он уже возвращался в Замок!
- Скучно?
Фобос быстро посмотрел на мальчишку. Не мысли же он читает, этот оборванный уличный колдун!
- Вижу, что угадал, - продолжал Седрик. - Пошли лучше на речку.

Пошли... Странное это было место: одновременно бесприютное, как всё в Меридиане, и красивое какой-то могучей, живой, звучной красотой. Река неслась среди валунов, осыпая сотнями влажных искр прибрежные ивы; запах мокрой земли и воды сплетался с благоуханием последних цветов. Вода была холодная - осень наступала и здесь; но в волнах и каплях воды на траве играл солнечный свет. Река дышала прохладой, и всё же в ее ярком, мощном потоке была жизнь и сила, которой юноша-принц не чувствовал в городе.

Он остановился на самом краю берега; порой его обдавало осенней влагой, но Фобос оставался неподвижен. Долго стоял он так, один на один с могучей рекой... Звук чьих-то шагов отвлёк его. Какой-то старик брел по дороге, опираясь на трость. Внезапно, когда он проходил мимо дерева, Седрик метнул клинок, и нож воткнулся в
ствол у самой руки путника.
- Сыграй мне, скрипач, - сказал мальчик. - Нож твой будет.

Старик, вовсе не испугавшийся, выдернул нож, ощупал его рукоять чуткой рукой слепого и ответил:
- Ты, что ли, Седрик?
- Я. Играй.
Слепой убрал нож, вытащил из котомки старенькую скрипку и смычок, приладил скрипку на плечо... И заиграл.

В этой мелодии была, казалось, та же сила, что бушевала в водах реки; тот же порыв навстречу неведомой и прекрасной дали, то же страстное желание преодолеть всё и вознестись туда, где весь мир увидит сияние твоей славы. Пятнадцатилетний принц молча стоял на берегу, глядел в реку, внимал голосу бушующих струй - и свивающейся с этим голосом песне скрипки, плачущей, звучной,
безоглядно зовущей в небо скрипки, так похожей на голос человеческого сердца, не знающего, по чем так томится оно, отчего страдает...

В какой-то миг безумная мысль сверкнула в его сознании; пристально посмотрел в буйные воды потока, словно под гипнозом, сделал шаг вперед... Но чьи-то ладони стиснули его руку. Он обернулся - и увидел восьмилетнего мальчишку, глядящего на
него с беззаветной преданностью и верой.
- Твои мечты сбудутся, - решительно сказал Седрик. - Я знаю... Мой господин.

Фобос, бледный, отступил от края бездны.

Так все и начиналось.
- ...Я думал, Седрик, - произнес принц Фобос, остановившись среди жасминовых кустов, - сильно ли мы изменились с тех пор, как я тебя знаю?
- И да, и нет, мой господин, - спокойно ответил Седрик. - Жизнь во дворце несколько избаловала меня, я снова научился бояться - ведь мне есть что терять. Но в остальном я тот же, что был. Да и ты не слишком переменился.

Фобос с сомнением улыбнулся и покачал головой. Он думал о том, сколько чувств и принципов пришлось убить в себе на пути к абсолютной власти и свободе; думал о том, как постепенно отвердевало его сердце... Но где Седрику понимать такие
вещи? Мальчишкой был, мальчишкой и остался.

Лорд Седрик ненавязчиво следовал за ним; он знал, о чем думает принц, знал, как тот скатывался все ниже, поднимаясь все выше по лестнице власти... Знал, что в глазах своего повелителя всегда будет лишь оружием, средством достижения цели.

Но знал также, что никогда не оставит его. Чтобы человек, которого он пытался защитить, не оказался на краю бездны... один.

Жасмин благоухал слишком сильно, и воздух замер, будто уснул; но ничего не поделаешь - ведь принц боится холодного ветра. Любому лжецу нужен кто-то, кто заслонил бы его от холодных глаз правды.

- Седрик... Зря я не сделал для тебя исключения в приказе. Фрост бы так не распоясался.
Седрик удивленно посмотрел на Фобоса. Вот уж чего от него ждать не приходилось, так это раскаяния! Но Фобос был печален, что-то тяготило его.
- Скоро ты будешь править миром, мой господин.
Иногда лжецу нужен кто-то, кто мог бы искренне, от всего сердца лгать ему.

А иногда ребенку нужен кто-то, кто скажет: " Я не сержусь. Всё будет в порядке".







 
Мечта!!