Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Монолог (автор - Night-sky-infinity)
 
:Мы тогда были юными и неопытными. Едва увидев чудо, мы мчались, не разбирая дороги за ним. Мы раньше верили. Когда мы стали Стражницами Кондракара, это было счастьем. Мы радовались. Мы не замечали перемен в наших заданиях. А они меж тем становились все труднее, и труднее. Битва с Фобосом лишь усилила нашу веру в чудеса. А после вся эта история с Миготавром. Мы все также были беспечны. Даже я.


А когда началась эта история с Нериссой, Вилл сказала нам: "Зря вы так доверяете Братству. Оракул слишком циничен, его волнует только победа, только восстановление равновесия, но не цена.


- Да брось ты.
- Нет, вы не понимаете. Оракул знает будущее, знает все его пути. Он мог бы предотвратить смерть Кассиди. Но ему нужно было, чтобы все пошло именно так:" Мы тогда лишь посмеялись ей в лицо, сказав, что это все глупости, и что каждый имеет право на ошибку. Правда, позже, мы об этом пожалели:

Через три месяца, во время последней битвы с Нериссой. Тогда Вилл вступила в смертельную схватку с ней, укрыв нас и Калеба за защитным куполом, как в тот раз, когда Нерисса забрала у Вилл Сердце Кондракара. Как бы мы не старались, мы не могли прорвать этот барьер, и нам осталось только наблюдать. Это было до жути опасно и прекрасно. Две противницы, две стороны жизни, две стороны равновесия. Тьма все сильнее сгущалась, - Нерисса одерживала верх. И тогда, тогда Вилл сделала что-то невообразимое: она призвала Сердце Кондракара, и то, что было у нее, и у ее противницы. Поглотив их силу она создала мерцающий, фиолетово-розовый щит, в котором оказались они обе. Нерисса закричала от боли, и стала корчится в муках, упав на пол; Вилл же ели сдерживалась, так как не хотела, что бы мы видели ее боли. Но мы это чувствовали. Но потом их сферу заволокло туманом, а когда он рассеялся, мы увидели два безжизненных тела. Я не могла понять сразу, что произошло. Ирма и Хай Лин плакали у друг друга на плече, а Тарани щупала пульс у Вилл. Я с надеждой посмотрела на нее, но та лишь покачала головой. Это был шок, это был удар ниже пояса. Мы должны были прийти в главный зал. С ними:
Хай Лин подняла их обеих в воздух, и донесла до Оракула. Тот был как всегда спокоен и безмятежно улыбался. Это меня взбесило.
- Она выдержала бой и победила. Наш мир очищен от Зла.
- Не совсем. - Бесцеремонно прервала его Ирма. - Слуги Нериссы сбежали.
- Но они уже не опасны.
- А как же Вилл?.. - Дрожащим от напряжения голосом спросила Тарани. - Как же она? - голос сорвался, она была в истерике. Впрочем, все мы были недалеки от этого состояния. - Она будет жива?
- Увы, нет. За победу приходится платить. Вилл оказалась сильнее, чем мы предполагали, и смогла поглотить силу обоих Сердец Кондракара. Ее сила была равноценна силе Нериссы. Если бы она выжила, баланс был бы нарушен. Все, находящиеся в комнате глянули на Вилл, - ее тело рассыпалось жемчужно-розовой пыльцой, тело Нериссы - золотисто-черной. - Вот и все.
- как вы можете так говорить? - Обычно спокойная Тарани, была в бешенстве. - Она - наша подруга. Вы должны ее вернуть. Вы же можете повернуть время вспять.
- Нет, это исключено, тогда история измениться. А вам пора возвращаться в свой мир. Но вы и впредь будете стоять на страже. Теперь ты, Корнелия будешь за главную. - Я все это время молчала. Шок так и не прошел.
- Что? - Одновременно вскричали Хай Лин и Ирма. - После того, что случилось? Вы думаете, что мы останемся:
- А как бы поступила на вашем месте Вилл? - Все удивленно замолчали - Оракул ударил по больному месту. Вы не можете оставить свою миссию, хотя бы ради Вилл.
Мы оказались дома. Но улицы Хитерфилда казались чужими и далекими. Мне казалось, будто из легких выкачали весь кислород, будто перерыли дыхание, будто погасили огонек света в кромешной темноте. Вилл всегда была главной, она всегда поддерживала нас, и находила выход в трудных ситуациях. Если бы не она, возможно, Фобос до сих пор бы правил Меридианом. У нас будто выбили почву из-под ног. Мне было очень плохо:

Мы сидели у Хай Лин в комнате. И молчали. Воздушная чародейка заговорила первой. Ее голос звучал как гром, в этой липкой, как патока тишине.
- Я и не подозревала, каков Оракул на самом деле. Он все так ловко провернул, что мы не смогли отказаться. Он:он: - Она пыталась придумать продолжение.
- Он слишком циничен. - Необычно жестко закончила Ирма. Мы все удивленно посмотрели на нее. - Так когда-то сказала Вилл. Нам надо было прислушаться к ней. А теперь. Теперь я даже не могу видеть астрального двойника вместо нее. Это невыносимо.
Да, она была права. Это было больно. Осознавать, что твоя подруга мертва, и в тоже время видеть ее сидящей рядом с тобой за партой. Невыносимо. Хотелось бежать сломя голову. Куда? Да куда угодно, лишь бы е видеть этого жестоко мира, и Оракула, играющего по своим правилам. Вилл была лучшей, да, именно, лучшей из нас. Она всегда могла понять и утешить нас. А теперь ее нет. С тех пор Хай Лин перестала улыбаться, а шутка Ирмы и вовсе канули в небытие. Мы все старались забыться в учебе, но время слишком медленно зализывает наши раны:

:Мы как могли, старались разыскать оставшихся слуг Нериссы, что сбежали во время последнего боя. Но без Сердца это было трудно. Это было нечестно.
Но вскоре Фортуна повернулась к нам лицом, чтобы:немножко посмеяться над нами. Мы обнаружили всех четырех недалеко от Хитерфилда. Тридарко и Ценере ушли в одну сторону, а Шегон и Кор - в другую. И тогда я приняла самое глупое решение в своей жизни - предложила нам разделиться. Ирма и Тарани пошили за первыми, а мы за вторыми. Похоже, они только этого и ждали, - едва мы потеряли друг друга из виду, как Шегон и Кор выскочили из кустов и напали на нас. Это было очень сложно - враги брали неожиданностью. А наши объединенные атаки не приносили им большого вреда - Воздух и Земля нейтрализуют друг друга. Я собрала всю силу, что текла по мне, закручивалась в венах, бежала вместе с кровью, и сделала последний удар. Его сила была огромна, и Шегон был уничтожен. Я в бессилье опустилась на землю, - я была выжата, как лимон. И совсем позабыла, об еще одном противнике. Кор неожиданно метнул два своих топорика в меня. Говорят, что когда стоишь на грани гибели, то пред глазами проноситься вся жизнь. Но это неправда. Я видела лишь два сверкающих лезвия, все ближе, и ближе. И словно загипнотизированная не могла сдвинуться с места.
- Корнелия! - Запоздалый крик Хай Лин. Эта маленькая, шустрая девчонка, закрыла меня своим телом. И как только успела:
Ярко-алая кровь брызнула на меня, оставшись яркими и теплыми каплями на лице. Хай Лин лежала на земле, раскинув руки в разные стороны, будто хотела обнять весь мир на прощание. Губы растянулись в счастливой улыбке, которую мы не видели уже несколько месяцев. А ее глаза: Я никогда не могла себя представить, как выглядит пустота. Но тогда, заглянув в глаза к Вилл, я увидела эту всепоглощающую пустоту в медово-карих глазах нашей "главной" ведьмочки. И теперь так же было с Хай Лин. И я расплакалась. Вот так, по-детски, навзрыд. Так, как никогда не плакала. Здесь было все: и обида на родителей, и первые плохие оценки, и невозможность быть с любимым человеком, и смерти двух моих самых лучших подруг. Подошедшие Ирма и Тарани смогли уничтожить Кора. Увидев, что он сделал с Хай Лин, девчонки разозлились, и гнев придал им сил. От нашего последнего врага ничего не осталось. Лишь горстка серебристо-серой пыли от нашей воздушной чародейки:
Иногда я смотрю в небо, и если я вижу там белого голубя, мне кажется, что это наша Хай Лин следит за нами. Голубь такой же чистый, непорочный, как и наша младшая чародейка. А Вилл: Вилл - она везде, в каждом дуновении ветерка, в каждом плеске волн, в каждом шелесте листвы, в каждом лепестке огня. Энергия дает нам силы двигаться дальше, она везде и нигде одновременно.

Вилл:

Хай Лин:

Как нам вас не хватает:


Однажды, я вышла на балкон, и посмотрела вниз. Еще шаг. Еще один маленький шажок, и я буду там, где рукой подать до Вилл и Хай Лин. Но тут же отдергиваю себя - Ирма и Тарани не выдержат третьей астральной капли. Я нахожусь на грани безумия. Теперь, я стала еще больше уважать Вилл. Как она могла справляться со всей этой ответственностью? Она понимала, что в ответе за каждую из нас, и поэтому всегда первой рвалась в бой, что не дай Бог, с нами что-нибудь случилось. Это сложно. Это больно. Я, наверное, скоро сойду с ума:
: Все наши мечты рухнули карточным домиком при порыве ветра. Каждая мечта оборвалась в той или иной степени. Как мы можем жить нормальной жизнью, если за нее пришлось заплатить неимоверную цену? Теперь я понимаю Кадму и Халинор, что обвинили оракула, они были правы, вот только мы это поняли поздно, слишком поздно:







 
Мечта!!